Faux Pas: «Тату –  это часть современного искусства»

Текст: Евгения Крутова

Фотографии: Александра Бурдакова

Veter Magazine провёл рабочий день в студии тату Faux Pas. С совладельцем студии Дмитрием Зеленцовым мы поговорили о лучших татуировщиках мира и поиске своей ниши, с мастерами Лиамом Спарксом и Стасом Вильчинским – о радости процесса и источниках вдохновения, а с клиентами – что привело их в салон в этот день.

15-30

Я волнуюсь,  словно это мне предстоит делать тату. Мы с фотографом Сашей встречаемся перед началом съёмки в кафе на Винзаводе, чтобы обсудить детали. «А не наш ли это герой сидит?» - предполагает Саша. Бинго, это англичанин Лиам Спаркс, который с помощью Faux Pas приехал в Москву с недельными гастролями. Брутальный синеглазый усач (узнан по особым приметам: шляпа, яркие носки и полностью забитые руки) в одиночестве проверяет почту и чаёвничает. 

16-00

Караулим Спаркса в студии, и не только мы – к нему уже пришёл первый из сегодняшних клиентов. Дмитрию 24. Количество татуировок? Пауза, «штук 8, наверное… Я уже не считаю». В  Faux Pas он во второй раз, конкретно у Лиама – в первый. Бить сегодня будет голую женщину с топором на плече – прекрасное начало дня, Спаркс доволен! Пока Лиам готовит эскиз к работе, с обеда приходит один из постоянных мастеров FP Стас Вильчинский. Его клиенты подойдут минут через 40, так что мы как раз успеем поговорить. 

Стасу 28, в индустрии тату он 2 года, год и 9 – в Faux Pas. Раньше работал менеджером интернет-проектов, однажды захотел перемен, уволился, поразмыслил, купил машинку и стал делать тату – сначала на дому, а потом и в салоне. Меня интересует глупый вопрос – а бывают ли татуировщики без тату? «Бывать-то бывают, но я бы к такому не рекомендовал идти, думаю, человек не до конца понимает культуру и смысл тату, если бьёт всех, кроме себя». На самом Стасе есть что поразглядывать. Первая татуировка появилась у него в 21 – фамильный герб на внутренней стороне предплечья. 

Тату для Стаса – искусство делать себя красивее. «Наверное, именно поэтому первая татуировка очень редко первая остаётся единственной, в этом плане синяя болезнь действительно  существует. Очень круто, когда татуировка вписана в тело. Вообще залог хорошей татуировки – правильное место  и правильная форма. Что касается смысла…Жёстко я бы не заморачивался, но хорошо, когда человек приходит делать татуировку с пониманием, что будет ходить с ней если не всегда, то долго. Поэтому при выборе тату нужно искать якори, которые останутся с тобой на всю жизнь. Хотя скажу честно, если у человека много тату, то они не могут быть одинаково удачны и значимы. Вот я тоже 2 свои перезабил наглухо.»

Стас работает в Faux Pas 3-4 дня в неделю, в день через него проходит 5-6 человек. «Изначально в американских тату-шопах считалось, что хороший татуировщик должен уметь делать всё. Сейчас эта тема уходит в прошлое, хорошим мастером считается тот, у кого есть свой узнаваемый почерк. Думаю, я нашёл своё направление, но, конечно, нужно постоянно развиваться. Моя основная тема сейчас – геометрические, беспредметные, совсем простые татуировки. Хотя и надписи, в отличие от многих, делать не чураюсь – но это менее увлекательная задача.» А в выходные? «Благодаря татуировке я пришёл в искусство,  в свободное время рисую, одна выставка недавно прошла в нашей галерее, сейчас вовсю готовлюсь к следующей. Я перфекционист и результатом всегда чуть-чуть недоволен. Но не думаю, что это плохо, я за амбиции, жизнь без амбиций – тупик. Для меня татуировка – это скорее путь, а не пункт назначения, не уверен, что буду заниматься этим всю жизнь, а вот из творчества уже точно не уйду. Хочу попробовать себя в дизайне и продолжать заниматься живописью и иллюстрацией. И этот огромный пласт открылся мне именно благодаря тату. А ещё занятие татуировкой очень дисциплинирует, это мне тоже нравится. Но вот от общения с таким количеством людей иногда очень устаю, поэтому периодически беру паузы и путешествую, в поездках никогда не работаю.»

Стас за то, чтобы не обновлять тату: « Мне кажется, это красиво, когда татуировка стареет вместе с человеком, проживает с ним жизнь. Чтобы это выглядело благородно, советую не перебарщивать с обилием мелких деталей. Фотореализм – не лучшая идея,  честно, лучше распечатайте фото, чем бить его на бицепсе.»

Вильчинский предпочитает работать с девушками – «как-то с ними проще мне, ну и идут девушки в основном ко мне почему-то». Работать любит под музыку – странную спокойную электронику. С клиентами до и после очень мил («мы продаём в том числе и особую атмосферу, ощущение, а не просто рисунок на коже»), но в процессе молчит или отвечает односложно, «хотя многие любят поболтать, это отвлекает от боли». Истории про то, что тату меняет жизнь, Стас воспринимает с долей скепсиса: «С одной стороны, это действительно сильный энергетический, почти ритуальный процесс. С другой стороны, это работает, если это так воспринимает и сам мастер, и его клиент. Во что веришь, то и есть.»

Подсчётов работ Стас уже давно не ведёт: «Первые полгода я собирал переводилки-эскизы, а потом перестал. Я не настолько сентиментален.» Рабочих машинок у него 3, и уже 2 на примете, работает он роторными – они без звука. «Подавляющее большинство татуировщиков - самоучки. У меня есть друг из магазина тату-стаффа, так вот он говорит, что в день продаётся по 5 наборов начинающего татуировщика. Тема реально на подъёме! Я работаю именно в Faux Pas, на мой взгляд, в Москве на сегодня это лучшая студия, которая не упёрта в тему тату и действительно даёт возможность развиваться. У нас очень много клиентов, которые говорят с нами на одном языке: художников, дизайнеров, архитекторов.»

 А что говорит мама? «Сначала родные отнеслись к моему выбору плохо, потом привыкли, а сейчас даже загордились. Мама теперь вообще хочет татуировку от меня, но я не могу. Это же мама всё-таки!»

Раньше татуировки меряли сигаретными пачками, теперь – айфонами или часами работы. Цены в Faux Pas стартуют от 4000 рублей. «Сейчас клиенты придут, это пара, у них какое-то знаменательное событие. В час точно уложимся – минут 20 на подготовку эскиза и еще 20 на работу с каждым. Татуировка довольно простая, геометрия, ну, сейчас увидишь.»

17-00

К Стасу приходят Оксана (35) и Максим (38), они художники и  сегодня у них 15-ая годовщина со дня венчания.

Оксана: «Это очень особый для нас день, и хотелось подарить друг другу что-то действительно памятное, что-то общее. Несколько дней назад меня осенило – парная татуировка! У Максима она станет первой, а у меня второй, первую я сделала лет 10 назад в Казахстане и до сих пор очень её люблю, это морской конёк на крестце. Я волнуюсь, а Максим вообще нет. Татуировка – знак нашей семьи. Наша фамилия – Подгородецкие, татуировка отчасти про это (квадрат-круг-треугольник как первые 3 буквы фамилии), отчасти про детей (у нас 3 дочери). Ну и вообще ещё много расшифровок можно придумать, круг как совершенство, квадрат как стабильность, треугольник как творчество. Дочки не знают, чем мы сейчас заняты – результат покажем уже дома.» 

Максим: «Череп я бить бы не стал, но череп Оксана бы мне и не предложила. А боли не боюсь.»

Максим садится в кресло, Стас включает машинку. Она действительно бесшумная.

 17-30

Тем временем, Лиам заканчивает с Дмитрием и встречает новых клиентов, с которым виделся здесь же, в Faux Pas, в том году. Георгий и Анастасия – коллекционеры. В FP они бывают регулярно, ходят именно к иностранцам. Георгию 19, у Лиама он делает уже третью тату, а всего их уже около 12  за 2 года. Его группа поддержки – Анастасия (22), у неё 6 татуировок, одну из них так же делал Лиам. Сегодня на теле Георгия появится водный дух Мелюзина – женщина с рыбьим хвостом. Пока Лиам «примеряет» эскиз (он очень придирчив к выбору места, обычно пробует минимум 2 варианта), Настя говорит, что забилась бы сегодня тоже, но находится в режиме экономии, потому что планирует татуировку у ещё одного гуру – Валентина Хирша из Берлина. Могут ли тату надоесть? «Нет, может только родиться идея забить новую!». Георгий ложится на кушетку и прикрывает глаза.

18-00

Оба мастера работают, пришла пора поговорить с одним из совладельцев студии.

Дмитрий Зеленцов (32): «В этом году Faux Pas  исполнилось 5 лет. Вообще изначально это история скорее про дружбу, чем про бизнес. Нас было пятеро, мы приехали в Москву и постоянно снимали здесь квартиры то по двое, то все вместе. Однажды один из нас, дизайнер Женя Мурушкин, решил заняться тату. Год он работал на кухне за бутылку вина и «спасибо», а потом подумал и на паях с моим одноклассником Лёшей Ермиловым запустил Faux Pas. Наверное, это просто попало в какое-то струю, в настроение того времени – дело пошло. Потом ребята запустили ещё несколько проектов, самый известный из которых – мужская парикмахерская Chop-chop, работы стало невпроворот, и мы просто поделили проекты. Сейчас Faux Pas – это мы со вторым совладельцем Павлом Шешерой, 4 постоянных мастера и гастролёры. Конечно, салон красоты – финансово гораздо более увлекательна история. Если ты хорошо стрижёшь, то клиент просто ходит к тебе по расписанию. Тату раз в месяц не бьёт никто, тут работает другая схема. Очень важно искать лояльную себе аудиторию и постоянно напоминать о себе.»

Забавно, но у самого Дмитрия тату нет: «У нас с Пашей несколько тату на двоих, но пока все носит он. Я всё ещё в размышлении, хочу что-то сложное и фееричное.»

Как распределяются обязанности совладельцев? «Мы не садились и не писали на листочке, кто чем будет заниматься. Само собой сложилось, что я занимаюсь идеологией, продвижением бренда и маркетингом, а Паша  - «технический» директор. Несмотря на то, что мы однокурсники, у него более земной ум и часто он отсекает мои безумные идеи или же придумывает, как их можно воплотить.»

Идей у Зеленцова вагон. «Во-первых, мы первыми вывели тату на телевидение, чему очень рады. Благодаря 12-серийномусериалу «Сделай мне красиво» на «Москва-24» даже моя мама за 700 км от Москвы смогла понять, чем и как мы занимаемся и почему это приносит такой кайф. Посмотреть все серии можно у нас на сайте. Во-вторых, мы смотрим на тату как на часть современного искусства. Очень многие татуировщики ещё и художники, и дизайнеры, многие делают очень интересные вещи, мы хотим всё это показывать. Мы не первые, кто привозит зарубежных мастеров, но первые, кто делает это по схеме шоу-бизнеса: с афишами, интервью, освещением в прессе. И да, мы работаем с очень крутыми мастерами. У того же Лиама в Лондоне запись на год вперёд.»

Спаркс в Москве второй раз, кроме него, на специальные сессии в Faux Pas приезжали такие гуру тату, как француз Fuzi (знаменитый графитчик, который не только набил подкову на боку Скарлетт Йохансон, но и познакомил её с будущим мужем) и швейцарец MXM– Maxime Buchi (крутой графический дизайнер и шрифтовик, который делал лого для Rick Owens и Balenciaga). « С MXM мы создали невероятный ценовой прецедент – цены на его тату стартовали от 50 000 рублей. Да, само собой, в Европе это на 20-30% дешевле, но не забывайте о транспортных расходах, проживании в отеле, да и том же waiting-list’e. И Лиам, и Фузи, и Максим за каждый приезд сделали порядка 20 татуировок. К приезду каждого из них мы также делали выставки-продажи, здесь вилка цен от 1000 рублей до 1500 евро.  С каждой выставки мы стабильно продаём 2-3 работы, что на самом деле довольно неплохой результат.»

В Faux Pas 4 постоянных мастера. «Стас, с которым Вы уже познакомились, специализируется на геометрии, типографике, каллиграфии и небольших формах. Рома работает только по своим эскизам, он любит большие тату и мрачные, тёмные картины. Коля работает в стилистике классической американской татуировки, к нему ходят в основном парни. И Толя, он работает в очень интересной технике stick’n’poke, когда картинка бьётся не машинкой, а специальной палочкой. Он совсем молодой и с нами совсем недавно, с августа, но уже сделал ряд любопытных работ и нашёл свою аудиторию. Круто, что все парни заняты чем-то ещё, Стас рисует, Толя известный скейтер. Студия работает 5-6 дней в неделю с 14 до 22. Паша всё ещё совмещает работу в  Fauux Pas с работой в офисе  - он инженер. Но в его случае это уже довольно номинальная история. Что до меня, то я много лет работал в журналистике, достиг определённого потолка и ушёл. И уже не первый год стою на фейс-контроле у Симачёва. Это уже чисто по любви.»  

Изначально история Faux Pas начиналась как окололитературная. «Примерно год мы били только надписи и портреты Мариенгофа на груди. Не без нашего влияния усилилась мода на шрифтовые тату  - это такая классика для слегка зараженных синей болезнью, очень многие наши клиенты до сих пор возвращаются к нами не за рисунками, а за словами. Но потом постепенно мы поняли, что не хотим таких жёстких рамок и узкой специализации. Однако, стиль Faux pas, как мне кажется, узнаваем и всегда соответствует нашим представлениям о прекрасном. Это такая немного ироничная татуировка. К слову, о названии. Faux Pas – ошибки, неверные шаги. Пару раз мы загонялись о том, что название сложное для русского человека, как его только не коверкали. А потом поняли, что как раз это удобный инструмент отделять «своих» от не совсем своих. Если мне звонят и спрашивают: «Алё, это фаукспас?», то это, скорее всего, не «алё».

По мнению Дмитрия, самое важное для тату-мастера – не бояться испортить человеку жизнь и обладать чувством прекрасного. «Все парни как-то сами собой появились. Стас пришёл по объявлению и понравился. Рома и Коля появились в процессе съёмок «Сделай мне красиво» - реально прошли кастинг и оказались лучше прочих. А с Толей у нас просто общие приятели: познакомили – сработались.»

Зеленцов – серый кардинал. «Мне нравится влиять на настроение умов, не выпячивая себя. При том, что я закрытый человек, я постоянно общаюсь с огромным количеством людей. Вообще люблю переступать через свои страхи и комплексы. Например, сериал, который уже упоминался, озвучил я. Мы попробовали несколько дикторов, всё было не то. Для меня это тоже было некое преодоление, класса до 10 я жутко пищал и с тех пор не выношу свой голос.»

На Винзаводе Faux Pas год. «Это место отлично подходит именно для обретения галерейного опыта. А вообще, вся наша жизнь проходит внутри Садового кольца, в центре.»

И всё-таки на каком месте в этой истории стоит финансовая сторона вопроса? «К сожалению, деньги до сих пор для меня не важны в должной степени – своей квартиры в Москве до сих пор так и нет. Прибыль мастер и салон делят примерно 50 на 50, ну и конечно, привозить «гастролёров» возможно только с участием спонсоров – нам очень помогает Dewar’s».

Приходится ли Дмитрию отказывать клиентам? «Случается, но я же фейс-контрольщик, для меня сказать «нет» - не проблема, моя работа в клубе на 70% состоит из «нет». Поэтому, кстати, вдвойне круто, что я прихожу в Faux Pas, где всё-таки делаю что-то хорошее.»

А для себя? «А для себя я рисую от руки. И никому не показываю.»

19-00

Работа над Мелюзиной в самом разгаре – она оказалась дамой корпулентной. У Стаса пересменок между клиентками: после Оксаны с Максимом буквально на полчаса забежала девушка набить что-то на запястье на иврите, а следующая только пришла. Лиама тоже ждут 2 леди: рассматривают развешенные по стенам эскизы и листают скетчбук.

Новая клиентка Стаса придумала набить  «Спаси и сохрани» на рёбрах. На руке у неё надпись на латыни, а на шее – на английском, пришла пора разбавить это кириллицей. Стас возражает, спорят они так долго, что девушка сообщает Стасу, что за это время он бы уже 2 тату успел сделать, но тот стоит на своём: «Это будет не очень красиво». Доходит до утверждения, что на рёбрах кириллица смотрится удручающе. В итоге в качестве компромисса решено забить фразу на латыни или английском. «Сиди и вспоминай какую-нибудь песню свою любимую», - строго говорит Стас.

Лиам, тем временем, закончил с Мелюзиной и говорит, что Георгий за прошедший с их первой встречи год круто продвинулся в английском. «Да, я практикуюсь», - подтверждает Георгий. 

19-30

У Лиама первый перекур за 3,5 часа работы. «Устал, конечно, но не до чёртиков.»

Русские клиенты отличаются от остальных? «О, да! Русские – такие контролёры. Европейцы часто дают мне полную свободу, а у вас не так. Вот этот парень принёс свои референсы, подготовился, чётко понимал, к кому идёт и зачем.»

Это хорошо? «Это необычно и да, иногда это хорошо.»

Лиаму 35, в индустрии он 7-8 лет. До этого играл на барабанах в хэви-металл группе, но сейчас бросил. «Всё это очень рядом. Сначала я рисовал афиши для концертов, потом эскизы, потом занялся тату. Это основное моё занятие, помимо этого, я участвую в ряде коллабораций с брендами одежды и продолжаю заниматься афишами, графикой, делаю обложки для книг. А вообще, по образованию я скульптор.»

Стиль Лиама – «такие злодейские тату. Мне нравится некрасивое, я бы даже сказал, уродливое, жестокое, брутальное. И я искренний фанат российской тюремной татуировки.»

У родителей Спаркса нет тату, но «мои работы и то, что я делаю, им нравится.» На нём самом свободного места уже почти не осталось, многие тату он добивал вторым слоем на ранее сделанные. Первая татуировка Лиама с трудом, но видна – «вот, видишь, красный круг под чёрным. Дурацкая, вообще bullshit, очень быстро мне разонравилась.» Что касается смысла – «не люблю я все эти смыслы, по мне лучше, когда картинка это просто картинка, а не шифр. Жизнь вообще довольно бессмысленна.»

Лиам кайфует от процесса. «Для меня это как медитация. Я работаю под музыку, обычно это что-то довольно энергичное. Сюда приехал со своей подборкой.»

Что Спаркс думает о боли? «Думаю, о человеке много говорит то, как он принимает боль. В этом плане тату – мощная аллегория жизни вообще, ведь ежедневно мы сталкиваемся с болью, но иногда это выливается во что-то удивительное. Что до меня, то когда я был помоложе, то и боль переносил как-то лучше. Сейчас татуировки мне бить уже не особо нравится, да и некуда.»

Лиам живёт в Лондоне, но каждый месяц путешествует по работе. «Вот сейчас после недели в Москве поеду в Берлин. В день через меня проходит от 3 до 7 клиентов. Я работаю не ради денег, они имеют для меня очень небольшое значение. Конечно, такой образ жизни изматывает, поэтому в свободное время я молчу, сплю и туплю перед телевизором.»

Клиенты Лиама – тёртые калачи. «Ну да, ко мне редко приходят те, у кого вообще нет тату.  Первое всё-таки обычно что-то нейтральное бьют, а потом уже понимают, к чему действительно душа лежит. Меня вдохновляет абсурдное, странное и неправильное, и ко мне идут именно за этим.»

20-00

Олеся (27) , тем временем, определилась со своей третьей татуировкой. Лиам наносит ей принт то ли скорпиона, то ли лобстера на правую лопатку и левое предплечье, и они хором решают, что второй вариант смотрится интереснее. «Лиам очень больно бьёт» - шепчет мне подруга Олеси, - «даже в самых небольных местах - жесть какая-то». К Лиаму забегает вчерашний клиент – принёс деньги, которые забыл отдать вчера. Стас готовит кушетку -  «спаси и сохрани» сейчас превратится в follow your soul. 

Лёгким, но уверенным движением руки.